Крот Да Винчи

Впервые в орбиту его внимания Уфа попала в 1999 году, когда один из студентов, изучая деятельность шотландских архитекторов XIX века в Европе и Азии, привез фотографии центра города и расположенных рядом районов, на одной из которых явственно виднелся фаллический символ айнов. «Банк «СибУрал», — прочел профессор подпись к изображению и добавил Уфу на свою сводную карту. Через несколько лет на его карте появился местный развлекательный комплекс «Уфа Огней» с недвусмысленным объектом на крыше.

Тревожный звонок прозвенел — из новостей профессор узнал, что жители этого города начали повально жаловаться на запах серы и газа. Характерный запах, свойственный исчадиям ада. Внимательно изучив геолокацию рекламаций к экологической составляющей, он обнаружил, что наибольшая концентрация недовольных сосредоточена в старом центре. Айны верили — чем дольше человек живет на одном месте, тем больше там копится гнева и страха. Удивительно, но это не делало их кочевниками. На почти мертвом языке айнов запах серы был «チケワ» — «цэ-кавэ», «светом тьмы», признаком того, что боги здесь. Вдобавок айны славились своей любовью к жертвоприношениям и ритуализации быта.

Кто-то искал ключи и начал воспроизводить культ этого древнего народа, от которого осталось несколько тысяч, а язык предков помнит едва ли сотня. Никакой связи с башкирами у айнов не прослеживалось, это был абсолютно автономный народ с уникальным языком, который не укладывался в региональные рамки, как баскский, например. Но все же именно в этом юном, с исторической точки зрения, городе на Урале они начали проявляться. Или кто-то инсценирует их проявление. Профессора сознательно провоцировали и заманивали, он это понимал, но уже полностью завяз, адреналин пробивал поры кожи, сердце металось в грудной клетке, как кот, нахлебавшийся валерьянки.

Еще айны верили, что под миром людей расположен Нитне камуй мосири, мир дьяволов. И для выхода дьяволов на поверхность нужны огромные отверстия, через которые в наш мир придут «カムイ», «те, кто скрывает», черные боги, боги кровожадные и властные. Кроме отверстий им нужна повозка. И когда на одной из улиц образовался провал, в котором безвозвратно исчезла машина, профессор забронировал на конец года билеты в Россию. Второй провал появился слишком быстро, они (кто эти самые «они» — вот вопрос, тревоживший больше всего) торопились, торопились напиться крови или, что вероятнее всего, прикрыться этой кровью для обстряпывания своих делишек. Третий провал должен образовать символ «Ивахоину», «горной куницы» (и на гербе Уфы есть куница, вряд ли это совпадение случайно), тотема бога, лишающего человека сил и мыслей.

Прямо сейчас на мониторе его лэптопа светился завораживающий заголовок, заполонивший все новостные порталы далекой республики — «В центре Уфы обнаружили белых кроликов». Гонцы, предвестники, разведчики. Руки профессора затряслись — черт, это слишком быстро, слишком, они уже здесь, иначе в этой новости совсем нет смысла. Нет смысла и ждать третьего провала. Уняв дрожь, профессор набрал телефон отдела бронирования и перенес дату вылета на сегодняшний вечер. Нежный девичий голос ответил, что билеты на имя Роберта Лэнгдона уже ждут его на стойке регистрации. Его сердцу еще предстоит выпрыгнуть из груди и с огромным трудом забраться обратно, когда на въезде в Уфу он увидит, что название города состоит из трех тета, одна из которых повернута на девяносто градусов. Приблизившись, он поймет, что это не буква греческого алфавита, а символ, знак МФА, огубленный гласный среднего ряда средне-верхнего подъёма. Самый частый гласный звук в языке айнов.

11 декабря 2016 Общество Юмор
Источник: http://arther-d.livejournal.com/213360.html