Почему развалится уголовное дело о «миллиардной афере» в администрации Уфы

Расследование уголовного дела о "миллиардной афере" в администрации Уфы приковывает пристальное внимание общественности. Все ожидают продолжения в виде дальнейших разоблачений и арестов чиновников. Между тем любой, мало-мальски, сведующий в уголовной практике, по нескольким признакам легко предскажет нелегкую судьбу этого дела.


    
Признак первый: статья, по которой возбуждено уголовное дело. Все прекрасно понимают, что следствие, возбуждая дело, намеревалось доказать, что кто-то в мэрии нажился на реализации схемы финансирования расслеления. Ведь вроде как в обратное поверить трудно. Но уголовное дело возбуждено не по статье мошенничество или присвоение с причинением особо крупного ущерба,  а по статье — злоупотребление полномочиями. То есть кто-то злоупотребил полномочиями, приняв соответствующее решение о трате казенных денег. Но предъявлять обвинение только по этой статье уголовного кодекса у следственного комитета, тем более у отдела по сообо важным делам, никакого интереса нет. Оперативным службам уровня МВД республики эта статья в показатель тоже не войдет. Им нужны выявления  миллионных хищений. Все это означает, что у следствия, по крайней мере, на момент возбуждения дела не было никаких данных о расхищении миллиарда. Косвенным доказательством этому являются обыски и выемки, беспрерывно проводимые в администрации города.
            Второй признак: отсутствие подозреваемого. Вообще любого нормального человека вводят в ступор такие формулировки из постановления о возбуждении уголовного дела, как " неустановленное лицо, явллясь директором ООО.. , имея умысел на мошенничество" или "неустановленное лицо администрации района перечислило…" Такие перлы следователей, граничащие с маразмом, как правило означают лишь то, что дело возбуждается без какой-либо судебной переспективы, в расчете лишь на великую удачу.  Ведь указание в постановлении конкретного лица в отношении, которого начинается преследование означает наличие у него права начинать защищаться и наличие права на реабилитацию в случае прекращения уголовного дела.
             Кстати об обысках. Похоже обыски и выемки — последнее, что осталось в арсенале оперативников после их единственного многолетнего занятия — выколачивать бабки из коммерсантов под угрозой посадок. И обыски как ничто иное ( не считая ареста активов  и тела самого коммерсанта) были действенным способом для обоснования серьезности ситуации. Но с психологическими приемами опера в этом деле явно переусередствуют и уже даже не смешно — какой практический смысл проводить следственные мероприятия, пользу от которых можно получить только при наличии фактора неожиданности? Если не считать, конечно, пользой очищение всех помещений мэрии от макулатуры.
             А в это время "неустановленные лица" администрации Уфы  выстраивают защиту от возможных обвинений. В Арбитражном  суде администрация успешно получает решения о взыскании с фирм-застройщиков денежных сумм, как раз и являвшихся составной частью этого миллиарда. Если эти решения вступят в законную силу, то в руках умелой защиты это может явиться решающим аргументом. Преюдиция — обстоятельства, установленные судом или арбитражным судом по гражданскому делу, принимаются судом, прокурором и судом в качестве доказательств  без их  дополнительной проверки. В переводе на русский, это означает, что, если обвинение противоречит решениям судов по гражданским делам, то суд по уголовному делу обязан отдать преимущество судебным актам.

26 апреля 2017 Власть и закон
Источник: http://burkin-vit.livejournal.com/19709.html