Цифровая ярость — 2. Биосеть, матрица и пролетарская простота

Поскольку науки про поведение людей в цифровой «сети» нет, точно также как и архаичной социальной психологии, социальной же инженерии — тоже, мне пока можно идти по откликам, публицистическим путём, выдвигая гипотезы.

Почувствовал напряжение, отпустил перо на самопись, выдержал, пока созреет, задвинул тему (см. #цифровая_ярость — 1), получил отклик (десятки умных комментов и два (!) текста в развитие) и двинулся дальше.

В первой «Цифровой ярости» я впервые для себя попытался объяснить феномен быстрых чувств, вспыхивающих и гаснущих при опосредованном общении.

Почему незнакомые срутся люди как враги из-запятой не в том месте, почему мы так податливы инфовирусам?

Почему будучи далеко не дураками, не успеваем подумать, нас захлестывает гнев, ярость умиление, эйфория, спонтанное желание перечислить денежку в обмен на картинку с эмоцией и прочие быстрые мыслечувства, через которые нас всякие высокоорганизованные самообучаемые системы типа алгоритма фейсбука, увп ап, госдепа, юнилевера, яндекса, украинского цифрового воинства, продавцов сибирских чанов, юных рэперов (Миллиард в день), инфобизнесменов, таргетологов — легко дергают.

Пришел образ неплоского, 3D-шного арбуза, взрезанного продавцом для пробы, полосатой корочки у нас в интернете (круге заведомого доверия незнакомцу за аватаркой) почти нет, мы общаемся водянисто-студенистыми мякотками, котоые хорошо проводят электроток. Посколку хороший электролит.

По какой-то причине мы как будто соприкасаемся друг с другом напрямую оголенным мясом, иногда даже присоединенной друг к другу нервной, почти лимфатической системой. С кем угодно.

Кто угодно может испортить или поднять тебе с утра настроение, хотя раньше это была привилегия члена семьи или случайного прохожего на остановке. И не только с утра, а гораздо чаще.

И разница еще как справедливо отметили — в потерянной экстралингвистической информации — мы не видим фактуру кожи, степень жеманства, тембр голоса, форму ушей и плотность мозолей на костяшках пудовых кулаков того, с кем разговариваем.

И поэтому общаемся с цифровым слепком человека, не его цельным образом. И потому все происходит ярко, яростно и быстровозбудимо.

Видимо, при «нормальном общении», нервная система, психика успевает за мыслью, пока ты ее формулируешь, взвешиваешь, произносишь, в общем, за счет кожи и мяса, и беспокойство за целостность лицевых костей, ты имеешь возможность гармонизировать свой первый нейрогуморальный импульс (это когда в тебе не только электричество бушует, но и жидкости, гормоны в крови и прочий коктейль молотова-риббенттропа), реакцию с окружающей тебя средой и своим организмом, дискурсом (принятым в среде языком, уровнем общения).

Мне, например, еще важна реверберация помещения — захожу в любую аудиторию пораньше, слушаю эхо своего голоса, обвыкаюсь, иначе некомфортно. В радиостудиях — вообще ужас и кошмар, теряюсь в этой свистяще-давящей вате-поролоне.

Параллельно, в темени непроартикулипованного сознания, фоном меня беспокоили еще два образа: рабочая грубоватая простота («Эй, ты, сморчок, быстро подай молоток!» — без мыслей о нарушении границ, соц иерархии, без злобы и агрессии, в антураже ч/б фильма, кепарик-комбез-цигарка).

Работяги-монтажники-высотники разговаривают друг с другом казалось бы ужасно, но на самом деле беззлобно, и даже ласково матерясь, отдавая друг другу команды рабочего взимодействия участников большого процесса: это — трудовая, пролетарская простота.

Звеньям одной технологической цепочки вредно быть на «Вы», для каждого действия выставлять ценник и торговаться, писать меморандумы и регламенты. «Не соблаговолите ли вы дать мне вон тот кирпич, сударь? — Подумайте, может, Вам сейчас подойдет пористый, кроме того, у нас скидка действует» — ну вот так же нельзя разговаривать между собой на стройке. Уместно же говорить: «Нахуя хуйни дохуя захуярил? Выхуяривай нахуй!». Ухо режет, анемичные барышни в обмороки падают, но тут — все, что угодно, кроме злобы, а только радение за рабочий процесс, быстроту и эффективность. (Образы со стройки — явно твоя индукция, Иван.)

И второй образ — знаменитая Матрица великих братьев Вачовских, которые 20 лет назад придумали не только завис-прыжок перед 12-ю камерами, но и способ хранения людей, источников психической энергии на каких-то большущих складах с индивидуальными капсулами-коконами с биорассоллом (в ипотеку, видимо) и гофрошлангами от душа, прицепленными к организму. Зачем-то Матрице нужен наш основной продукт — нервные импульсы, слабые, но сложные токи, которые бегают в нашей ЦНС, попутно запуская космические корабли и сочиняя Stairway To Heaven.

Несколько дней увязывал эти образы в своем слабом графическом процессоре, пока не улеглось в эти предрассветных два часа.

Ну и вот, подумалось мне: с какого хера биологические компы, обьединенные в одну сеть, должны между собой расшаркиваться?

Это как на границе Чишминского района таможню ставить и визу за полгода получать для проезда из Шарипово в Тарбердино.

Мы ж вроде как объединены в нейросеть, как минимум в локалку, как на работе, каждый из нас — не совсем отдельный компьютер, а единица установленной вычислительной мощности супербиокомпьютера. Я, правда, не знаю, что мы вычисляем, наверное, типа ботнета, захваченного в рабство и явно работаем на неизвестного дядю-майнера лет 13-ти.

Вот потому что мы — звенья одного неведомого цифрового процесса, объединены в нейросеть напрямую, без кожи, по нам быстро пробегают общие токи и гормоны, невесть откуда взявшиеся.

И все общие, общественные процессы, которые раньше занимали месяцы (пока письмо придет, пока книжка, клип, спектакль, указ, мода выйдет — это все равно долго-лампово), теперь занимают миллисекунды. И охват их гораздо больше. Хорошо или плохо это — быть компом в сети?

Наверное, мы и раньше были ими, особенно, когда в толпе на площади или на афинском форуме. Просто не очень быстрыми и плохо между собой связанными.

А сейчас уже более эффективно, потому и не поспеваем мы своей архаичной нервной системой за всей этой цифровой психологией толпы.

От этого отравляются чатики, поэтому мы зависим от одного идиота, пришедшего в обсуждение (сразу хочется оттуда убежать), потому вспыхивают холивары и непроработанные токсичные циклотемы и прочие феномены на стыке мясного и цифрового.

5 октября 2018 Общество Разное
Источник: https://www.facebook.com/shamil.valeev/posts/102122839770841...