Про терминал B и русскую идею

Как, наверное, многие заметили, все уфимские рейсы «Аэрофлота» теперь прилетают в Терминал B Международного аэропорта Шереметьево, не знаю точно пока чьего имени, кажется Пушкина, это будет две фамилии, как будто Шереметьевы и Пушкины породнились.

С одной стороны, нужно закладывать лишние полчаса, чтобы добраться из/до терминала D (E, F) для пересадки или стыковки.

С другой — в эстетическом плане попадание в «B» это как выигрыш в лотерею.

Я этой осенью много летал — до гула в лопатках и ломоты в мясе и суставах организма — и часто попадал в B. И завидую тем, кто увидит его впервые.

Терминал «B» — это свежее произведение искусства, относящееся к моему любимому периоду: первой трети XX века. Чистый, воплощенный русский авангард, стиль конструктивизм. Ты находишься в супрематизмах Казимира Малевича (это такие прямоугольнички, треугольники и палочки разного цвета, которые как бы крутятся при взгляде на них), в башне Татлина, плакате Александра Дейнеки. Со стены на тебя смотрит Владимир Маяковский. Вместо часов в зале крутится компьютерно-механический «мобиль». Один из залов комфортного обслуживания называется «Кандинский». По полу тебя эргономично направляют широченные чёрно-белые полосы.

Много воздуха и пространства. Лестница-чудесница огибает крышесносную колонну-бесшовную диодную панель, на которой крутится такая реклама, что глаз не оторвать.

В интерьере доминирует «радикальный», как бы сказали ровесники авангарда Ильф-Петров, черный цвет. 
С другими терминалами он соединён автоматическим поездом.

В принципе, в сочетании с машинками для самостоятельной отправки багажа на ленту, безлимитной гречкой по карточке priority это можно было бы назвать «коммунизмом». Таким, каким его видели из 1929 года. Таким, которого, к счастью или к сожалению, не будет.

Там мало народу, ничего ещё не пропотело. Сортиры ещё не зассаны. Секьюрити, САБ не измождены адским потоком до красных глаз, терминал не перегружен, не затёрт, ничего не отломано, на красных перевернутых колоннах из металла нет пыли. Терминал B — прекрасен, концепуален, свеж. Пока это самый волнующий лично меня аэропорт (возможно, более волнующий, чем Схипхол (AMS) и Суварнабхуми (BKK).

И он волнует не только своей концептуальностью. Нынешнее состояние духа и идеологии страны визуализируется у меня как-то по-другому. Я бы изобразил это гротескной хохломой Bosco Sport (как красная лыжная куртка, натянутая на бандита из 90-х и его пластическую красотку) с номенклатурным ампиром и сусальным золотом скреп.

Очень хочется верить, что у наших новых элит стиль чуть-чуть получше омерзительной «роскоши» резиденции Януковича «Межигiр’я». Мы этого, к сожалению, не увидим, без «вскрытия», которое надеюсь, пройдет быстро, органично и бескровно. У меня такое ощущение, что главные бенефициары масштабных и легализованных хищений, ставших бытом в нашей стране — дизайнеры интерьера и организаторы ивентов в этих интерьерах.

Хотя, как показывает практика, деньги можно просто складывать в квартирах на полу брикетами — и это не самое уродливое их использование. Тот, кто их тупо спиздил и угнал за границу — вообще никакого шанса не оставил отечественной экономике.

Так вот. Попадая в атмосферу конструктивизма терминала B, ты начинаешь невольно думать. Все же есть в прекрасной России, моей стране, талантливые архитекторы и дизайнеры, и, самое главное, те, кто принял финансовое решение их нанять, рискнул, отстоял перед начальством, вообще сообразил, что так можно сделать, хватило ума, образования и крутизны аппаратной, внутренней свободы.

И это — новый культурный код. Что-то похожее на национальную идею, вернее, её предвестника. И, безусловно, свой путь. Без лампасов и шаровар. Без стилизации. Без заимствований. На основе признанной всей планетой русского (как нации) вклада в мир. Не архаичного как русский балет. Смелого, свободного и красивого. Без угрозы, как «Калашников». И вообще, это, возможно, новая 3-D картинка нашего будущего. Без опостылевших пластмассовых обмылков и зооморфизма, без зализанных аэродинамичных форм, без молочности и стали хайтека. Что-то другое. Знакомое и свежее.

Самое странное, что создание и открытие выдающегося произведения русского авангардного искусства осталось незамеченным. О том, что этот терминал вообще есть, я узнал из посадочного талона.

Вообще-то «B» это перестроенный Шереметьево-1. Внутренний. Там ещё рядом на реконструкции — терминал «С». Терминалы D, E, F — это Шереметьево-2, по советской задумке был международный. Они на разных сторонах от взлётки. Есть ещё терминальчик «A» — он для особо нарядных пассажиров.

Идея воплотить русский авангард в виде здания оказалась сербской. Вернее, принадлежащей международной архитектурной компании RMJM Srbska. В интервью, которое я расшарю в одном из комментариев, пишется, что они получили большое удовольствие, работая над этим проектом. И это чувствуется.

Ах, да. Тут нет ощущения, что все сделано из гавна и палок, обтянутых кумачом — такое впечатление от конструктивизма нам досталось, видимо, от борьбы с архитектурными излиществами и стилем «голь на выдумки хитра», когда памятники делали из старых тракторов и рельсов.

Здесь хорошие, дорогого вида, материалы, плотно друг к другу подогнанные. И по ним приятно ходить. И думать, о том, как проходит жизнь и наступает лишь один из вариантов будущего.

26 декабря 2018 Разное
Источник: https://www.facebook.com/shamil.valeev/posts/102128124184548...