Сегодня решится судьба Сергиевской церкви и Дома священника (Дом Шепелевых)

Сегодня в 14ч. 15 мин. решится судьба Сергиевской церкви, одного из стариннейших действующих храмов Уфы, и Дома священника при Сергиевской церкви (Дом Шепелевых).

В это время в Арбитражном суде Республики Башкортостан будет рассматриваться заявление ТСК «Дружба» , относящегося к застройщику ЖК Аристократ, о лишении и Сергиевской церкви и Дома священника при Сергиевской церкви охранных статусов, об исключении их из реестров объектов культурного наследия.

После решения суда Дом священника при Сергиевской церкви ждет снос за счет средств застройщика, а вплотную к действующей деревянной Сергиевской церкви планируется возвести 34-этажную высотку.

Вот кратко история Дома Шепелевых (Дома при Сергиевской церкви), которая взята из гос. историко-культурной экспертизы, ссылку на которую тоже прикрепляю.

ДОМ ШЕПЕЛЁВЫХ

Квартал, где находится рассматриваемое здание-памятник, расположен в Засутолочном околотке Уфы, в так называемой «Старой Уфе».

Деревянное 1-этажное здание с мезонином находится на чётной стороне улицы Бехтерева (бывшей Малой Сергиевской), в начале кривой строчки домов к северу от участка собственно Сергиевской церкви.

По многим архитектурным и историческим признакам данное деревянное здание составляет единый историко-архитектурный комплекс с Сергиевской церковью.

Первое упоминание, что данная усадьба принадлежала Шепелевым, найдено в журнале «Уфимския Епархиальныя Ведомости в № 24 за 1883 год. Петр Иванович Шепелёв был выдающимся человеком в истории Уфы, он расписал наново главный кафедральный храм Уфимской губернии – Воскресенский собор.

Иконопись была не единственной профессией П.И. Шепелева (надо сказать, что его фамилия в источниках пишется двояко: Шепелев и Шипелев; старожилы произносили её через ё: Шепелёв, видимо, так она и звучала в оригинале). Светская живопись, выходившая из-под кисти Петра Ивановича, также присутствовала в уфимских зданиях.

Из Окладных книг налогов с недвижимого имущества за 1916–1918 годы узнаём, что Шепелев Петр Иванович является владельцем данной усадьбы с 1883 года, купчая крепость на землю совершена 7 февраля 1883 г.

По Раскладочной ведомости налогов на 1897 год на усадебном участке, принадлежавшем уфимскому мещанину Шепелеву Петру Ивановичу, находились следующие здания: дом с мезонином, каретник и баня, всё сие недвижимое имущество усадьбы оценивалось невысоко – всего лишь в 360 рублей в ценах того времени.

Согласно Адрес-календарю и Справочной книге Уфимской губернии на 1899 год – Шепелев Петр Иванович официально числится одним из уфимских живописцев, имеет собственный дом на Сергиевской улице.

Как образованный честный человек П.И. Шепелёв занимал также должность церковного старосты Сергиевской церкви. Вот запись в «Уфимских Епархиальных Ведомостях» (в № 21 за 1903 год). Это был один из его трёхлетних старостных сроков, вероятно, не единственный (старосты избирались на 3-хлетия и могли переизбираться вновь).

Сын иконописца и живописца Шепелев Александр Петрович также был незаурядным человеком. Метрическая книга Сергиевской церкви города Уфы гласит, что 22 октября 1891 года у уфимского мещанина Петра Ивановича Шепелева и законной его жены Анны Константиновны родился мальчик Александр (крещен 29 октября).

В 1911 он закончил Уфимское Землемерное училище. В 1913 году зачислен в списки 190-го пехотного Очаковского полка рядовым (дислокация в Уфе) Казанское военное училище Шепелёв А.П. окончил в 1916 году.

В 1918-ом он служил в Народной армии Комуча, в 1919-м – воевал на стороне белых. Но после гражданской войны ему удалось вернуться в Уфу, и он стал работать по профессии – топографом землемером. По сведениям краеведа М.Ю. Ергина он был изобретателем и даже получал патенты на изобретения:

Среди первой волны муниципализации начала 1920-х годов усадьбы Шепелевых нет, несмотря на явную потенциальную враждебность хозяина советской власти.

По переписи населения 1926 года здесь хозяином сын Шепелев Александр Петрович. Проживают на усадьбе всего 8 человек, 3 семьи. Площадь её 607 квадратных саженей. На усадьбе находятся: жилой дом бревенчатый, обшитый тесом, 1-этажный (об одной квартире), амбар бревенчатый 1-этажный, каретник бревенчатый 1-этажный, два хлева бревенчатых 1-этажных, баня бревенчатая 1-этажная.

Но в 1920-40-е годы уцелеть человеку с белогвардейским прошлым было невозможно. В 1941 году он был арестован и приговорен к лишению свободы на 5 лет. Вернулся он или погиб в лагерях, дальнейшая судьба его неизвестна.
У него был сын Николай 1921 г.р. Больше о Шепелёвых ничего не известно.

Время исчезновения Шепелёвых из рассматриваемого дома также неизвестно, с 1940-х годов здесь жили священники градо-уфимской Сергиевской церкви, бывшей в то время кафедральным собором.

По настоящее время в доме проживают потомки настоятеля Сергиевского храма в 1961-74 гг. священника Леонида Яковлевича Кравца (1935-1994).

Вот их воспоминания, которые прекрасно дополняют архивные документы: «Домом некогда владел очень интересный человек, художник Шепелёв Пётр Иванович, строил он его в конце XIX века для Сергиевской церкви. Жил Шепелев в этих самых комнатах первого этажа, где мы сейчас находимся, а в мезонине у него была художественная мастерская. Одна из его оставшихся работ – портрет о. Феодора Троицкаго [друг и учитель М.В.Нестерова, долголетний настоятель Сергиевской церкви – примеч. П.Е.].

Он написан в образе святого на иконе Покрова Божией Матери, находящейся на левом клиросе (в самом углу последняя икона): сзади Романа Сладкопевца стоит фигура в скуфье – это и есть о. Феодор Троицкий – строитель Сергиевского храма. (…)

Наш дом удивительной судьбы – единственный дом в Уфе, [да и, наверное, вообще во всей российской провинции – примеч. П.Е.], где побывали в разное время иерархи Русской Православной Церкви.

Будущий патриарх Алексий (Симанский) побывал здесь. О нём говорили, что в бытность его ссылки в Уфе, (кажется, он прожил здесь года два в ~1922-30-х после возвращения из казахстанской [?]ссылки. (…) Здесь был и будущий патриарх Пимен (Извеков): когда был викарием Московским, он приезжал в июле 1959 г., вместе с владыкой Леонтием (Бондарем) из Оренбурга, мы их принимали… Приезжал сюда в ~1959-61 гг. и владыка Мануил (Лемешевский), будучи Куйбышевским [Самарским] архиереем, он замещал нашего епископа Никона [Лысенко]. А владыка Иоанн (Снычёв) (будущий митрополит Петербургский и Ладожский) бывал в этом доме ещё до нас при рукоположении о. Моисея. А уж игумен Таврион, архимандрит Иосиф, о. Моисей, игумен Пантелеймон [Степаненко, духовник Уфимской епархии] приходили сюда, как к себе домой. Все они были в этой комнате, вы чувствуете, что это за стены, что это за место?

Жили в этом доме и ещё несколько священников. Отец Алексей Лактионов жил до нас. Ольга Никоновна Акулова – племянница матушки Иннокентии, кухарка и келейница у владыки Иова – и она тут же жила, мы у неё купили квартиру. Какой-то диакон Яков жил наверху [в мезонине?], умерший в ~1961 году, а за стеной – известный белый офицер, [впоследствии священник, репатриант из Харбина в Уфу – примеч. П.Е.] о. Николай Кушков и его сын – диакон Сергий… Во второй половине нашего дома, выходящей в сад, жил ещё один замечательный уфимский священник, большой друг отца – Михаил Александрович Еварестов (1899-974), внучатый племянник о. Евграфа Еварестова [протоиерея и настоятеля Воскресенского Кафедрального собора в 1898-1919 гг., расстрелянного и канонизированного новомученика – примеч. П.Е.].»

22 ноября 2018 Культура Среда обитания
Источник: https://www.facebook.com/permalink.php?story_fbid=6863379184...