Вот что появилось сегодня в WhatApp по итогам встречи с «учеными советами БГУ и УГАТУ»

В кавычках — потому что Совет БГУ был собран почти в полном составе, а Совет УГАТУ был просто проигнорирован. От УГАТУ было несколько человек, мнение которых никогда не может идти в разрез с мнением руководства (независимо от мнения этого руководства). Текст, представленный на скриншотах, достаточно выдержанный и профессиональный. Не знаю автора, но, как говорится, «респект и уважуха!».

Отмена встречи Главы с трудовыми коллективами — шаг ожидаемый в силу очевидности того, что целеполагание (в техническом смысле), у башкирской власти отсутствует. Власти даже не в состоянии объяснить общественности, что даст ликвидация двух уважаемых вузов и появление нового «чего-то». Забавна страусиная позиция Минобра, который до этого активно показывал свою значимость в вопросах, связанных с вузами федерального подчинения. Да и как то уж очень слабо выглядят публикации в придворных СМИ о том, что большой университет будет получать больше денег из федерального бюджета.

Бюджетное финансирование вуза происходит, в основном, в рамках госзаданий исходя из контрольных цифр приема (КЦП). Государство финансирует подготовку определенного числа студентов. Объединяем вузы — суммируются КЦП — суммируется финансирование. Никаких повышающих коэффициентов от размера вузов не предусмотрено. Другое дело, если вуз получает статус Федерального, или НИУ, или становится участником программы «5-100». Тогда финансирование идет по другим «тарифам» на студента. Но власти так и ни разу не сказали — какой будет статус у нового университета? Если это обычный университет, то никакого увеличения бюджетного федерального университет не будет — это очевидно.

Другой источник финансирования — научные исследования, которые оплачиваются заказчиками. Заказчиком, иногда, бывает и государство (иногда в виде грантодателя). Но корреляции между размером вуза (численностью студентов или занимаемыми площадями) и объемом НИР — нет. Есть маленькие вузы с очень большими объемами договоров, и есть большие вузы с маленькими объемами. Так что опять — мимо.

Еще один источник — доходы вуза от платного образования. Это очень просто. Много контрактных студентов — много денег. Мало контрактных студентов — мало денег. В 2020 году БГУ принял по контракту 574 студента. УГАТУ принял 495 контрактных студентов. А все основные уфимские университеты (6 штук — БГУ, УГНТУ, УГАТУ, БГМУ, БГПУ, БГАУ) приняли на контракт 2345 первокурсников. А Казанский федеральный университет принял в 2020 году 3619 (!) контрактных студентов со средним баллом 70.1. И мы будем говорить о том, что уфимские университеты конкурируют между собой? Может лучше озвучить, сколько контрактников вузы Уфы набирали раньше? В 2014 году — 4237. Почему контрактный набор с 2014 по 2020 сократился почти вдвое? Демография? Для примера, в вузах Казани в 2014 году было 4662 контрактных первокурсника, а в 2020 году-4876. Им демография не мешает. Объединим вузы «через колено», по традиции наплевав на мнение преподавателей — приём будет еще меньше.

В общем, хорошую и правильную идею собирания вузов Уфы под одну крышу, наши власти, как всегда, не могут ни обосновать, ни реализовать. Вместо создания нормальной межвузовской группы для анализа учебных планов по дублирующимся направлениям поготовки, проработки вопросов об организации приема на общие направления в объединенный вуз (до начала приемной кампании-2021 менее 5 месяцев) и еще много-много чего, не говоря уж о разработке структуры управления со штатным расписанием и последующего представления детального плана объединения трудовым коллективам — начинается истерика в стиле «хватай мешки, вокзал уходит».

Непрофессионально как-то.

Ну и мантра «как решит Ученый совет» — это полный бред. Решает учредитель. Договорится Хабиров с Фальковым — и решения ученых советов окажутся там, где им и место. Смотрите Устав.

1 февраля 2021 Власть и закон Образование
Источник: https://www.facebook.com/rah1970/posts/2190409364428298