О принятии

Приехала в гости к подруге, в танхаус ее родителей. Впервые попала в такой пригород Уфы, где проезжаешь шлагбаум, на въезде охрана, и видок как в американских фильмах, разве что лужаек перёд домом нет. Первая мысль: «Ого, как живут богатые люди», а потом вижу, что это дом на 8 семей, и даже если здесь живет тот самый средний класс, то живут они очень ужато, просто на фоне моей жизни в 19 квадратах человейника кажется, что тут ого-го.

Самое грустное, что мой отец мог бы приобрести хотя бы такой танхаус, если бы у него была цель, порыв, мотивация, но всего этого нет, поэтому мы живём в доме бабушки и дедушки, построенном 80 лет назад. С отцовскими золотыми руками высококвалифицированного электрогазосварщика-слесаря, заслуженного строителя республики — потенциал вроде как большой. Но я родилась в семье бессеребренника-благотворителя, «сапожника без сапога», который всегда оценивал свои услуги по минималке, и всё детство я слышала, что «надо быть довольными тем, что есть».

Я всецело понимаю и поддерживаю его эмпатию к матерям-одиночкам и пожилым людям, живущим в бОльшей бедности, чем мы, а чаще — в нищете деревень нашего района, у которых, сварив котел или какую-то нужную и важную трубу, он не мог взять денег — совесть не позволяла. Но то, что он не мог сказать «нет» всем нашим многочисленным родственникам и своим знакомым, которые жили обеспеченнее нас и вовсю пользовались его мягкостью, добротой и не умением ставить адекватную цену своей работе, я долго не могла простить.

Я злилась на отца и не понимала, как можно, воспитывая четверых детей, не думать об их материальном будущем хоть чуть-чуть. Глядя на своих обеспеченных жильем подруг, я чувствовала себя брошенной в сложный мир, в котором я вынуждена кочевать из одной дешёвой комнаты — в другую. И я такая не одна в семье. Хотя бы одна однушка в Уфе помогла бы нам не скитаться всю жизнь по съёмным и общагам. И ладно бы, если отец был деструктивным: алкоголиком или раздолбаем, но нет же. Нарасхват. Лучший специалист в своей области в нашем селе. Долго я жила с этим непониманием, обидой, злостью внутри, много думала об этом.

И однажды дозрела до принятия: сердцем и мозгом ПРИНЯЛА, что мой отец такой, какой есть. И другим не будет. Человек всю жизнь делал/делает ровно то, на что хватает его сил и решимости, ценностей, взглядов на жизнь, заниженной, вероятно, самооценки, отсутствия предпринимательской жилки и чего-то ещё. И всё это не делает его плохим отцом. Моё детство — это территория заботы, участия и безопасности, в том числе благодаря ему (и маме). А то, что я не имею стартовой материальной обеспеченности — ладно, что ж теперь. Всё равно я имею много: может и не понимающих меня всецело, но принимающих, родителей, которые любят и поддерживают как могут. И это бесценно.Где-то слышала фразу (возможно, спорную): «мы становимся взрослыми, когда можем простить своих родителей».

Что ж, поздравляю себя.

Источник

6 октября 2021 Общество