Звонит мне сейчас заместитель природоохранного прокурора

Да, я написала письмо с вопросом почему запретили движение снегоходов в парке Иремель, неожиданно, что отреагировали не в течении 30 законных дней, а через несколько часов, официальный письменный ответ пришлет завтра или в понедельник. Резюмирую, что сейчас имеем

Итого по результатам разговора с замом.

Предписание отменить нельзя. Мы выполняем закон. Да, мы понимаем, что ООПТ кроме охраны природы занимается еще и туризмом, Иремель сам хоть завтра может возить туристов, если ЭТА УСЛУГА ПРОПИСАНА В ПЕРЕЧЬНЕ предоставляемых услуг. (т.е. при наличии этого пункта все остальное дело техники, если пункта нет, прописать, это проще и быстрее, чем многие другие варианты изменения ситуации). Да, этот сезон уже скорее всего потерян.

Что можно сделать с предписанием по закону?

Оспорить может только Иремель, всем понятно, что он это делать не будет. Оспорить может частное лицо пострадавшее от него ( условно я не могу физически сам подняться, у меня отняли возможность это сделать на снегоходе), но решение будет положительным только при соблюдении одновременно двух условий — предписание противоречит закону и нарушает права человека(я не юрист, поэтому в формулировках могу ошибаться, но суть вроде передала), понятно , что этот путь бесперспективный.

«Блин там всего 7 км до Иремеля, пусть идут пешком!! Воздух чище будет!»

Надо понимать одну оч простую вещь — дело не только в том могут пройти 7 км. или нет, если сейчас не отреагировать, значит можно и дальше, условно, делать что хотим. Год назад запретили ловить рыбу в Нугуше, даже для местных, «подрезали» бизнесы и доходы. Сейчас Иремель, кто следующий? Понятно, что запретом выполняют закон, но точка преткновения неоднозначна, фраза » запрещается… движение и стоянка механизированных транспортных средств , НЕ СВЯЗАННЫЕ С ФУНКЦИОНИРОВАНИЕМ парков» можно читать по-разному , ведь по закону туризм это тоже функционирование парка. Общественное мнение и оглядка на него, в нормальном мире, сдерживающий фактор для принятия подобных запретов. Мы, туристы, парки и для нас, поэтому наше мнение важно, регламентировать, регулировать — да, запрещать — нет. Сначала создать альтернативный вариант, потом запрещать. И согласная с мнением Раис Габитов и остальных — парки легкая и удобная цель для отчета — за ними никто не стоит, кроме нас, защитить некому.

Впереди 4 дня выходных, сотни людей поедут на Иремель, но никто на снегоходах не поднимется.

-да, прокуратура запретила

-вот вы, башкирия, опять отчудили..

Я лично тут не причем, но мне почему-то не ловко.

Мы можем оказать информационное давление, кто может что-то больше сам знает и я, верю, сделает. Эта ситуация лицо Башкирии и вот не надо больше говорить — мы развиваем туризм!, грош цена этим словам теперь.

Вообще, это извращенный национальный спорт — запрещать, потом мужественно бороться, искать лазейки и обходы, радоваться победам — куча человекочасов потраченные фиг знает на что, если б все эти часы сажать цветы или деревья, Башкирия была б самой цветущей и прекрасной, и не было б вопроса идентификации и бренда.

13 марта 2018 Общество Туризм
Источник: https://www.facebook.com/rina.grinberg.33/posts/156680503675...